Если вы всерьез мечтаете о Наставнике, то на самом деле вам нужен не он. А хороший психолог, потому что один специалист всему научить не может, но, даже если вам нравится эта иллюзия, задумайтесь, что потом? На свободу с новыми знаниями? Если бы. А кто будет для гуру деньги зарабатывать? Александр Сорокоумов – про учителей, школы и наивных учеников.

 

- Сема, немедленно прекрати мучить кошку и займись, наконец, скрипкой! 
- Но мама, я уже занимаюсь! 
- Тогда немедленно перестань и иди кушать! 
Анекдот. 

Со всем пылом профессиональной юности мы мечтаем о Наставнике. Опытном, мудром и проницательном, как богатый папа Роберта Кийосаки. Он должен нас провести через все подводные камни профессии, вправить наши наивные детские мозги, научить жизни и помочь заработать первый миллион. Благо, популярная деловая литература пестрит всевозможными историями на эту тему.

Но не надо путать туризм с эмиграцией. Как только вы озаботитесь поиском настоящего наставника, реальность повернется к вам совсем другим боком. Не таким, как в книжках по менеджменту. 

Мой первый учитель из сферы консалтинга был очень расстроен, когда я увольнялся из его компании. 

− Ты хороший станок, Саша, − говорил он мне проникновенно, − и я рассчитывал еще много на тебе заработать. 

Второй мой учитель очень хотел, чтобы я написал книжку о разработанной в его коллективе «совершенно новой революционной методике». Ради этого он даже попытался мною манипулировать. Но после того, как я начал эту книгу писать и требовать материалы по методике и отчеты о результатах, через полгода молчания меня из этого коллектива изгнали. 

Поначалу я думал, что дурак здесь – я. Но потом посмотрел по сторонам. М-да. Похоже, с отношениями «учитель-ученик» у нас творится что-то не то. Рассмотрим, что именно.

Во-первых, отношения «учитель-ученик», благодаря особенностям нашей психики, являются отражением и повторением отношений «родитель-ребенок». Учителя, наставники и прочие коучи в нашем сознании воспринимаются как фигуры отца (если это мужчина) или матери (если женщина). 

Ежели отношения с родителями проработаны, и человек стал полностью взрослым, учителя перестают быть великими и становятся равными. Но если вам требуется Учитель, причем с большой буквы, значит, на самом деле вам нужен не он. А хороший психолог для проработки проблем с родителями.

Во-вторых, любой специалист, который не дурак, понимает, что он один всему научить не в состоянии. Человеку нужно набраться самого разнообразного опыта, прежде чем он вырастит в себе что-то по-настоящему свое и по-настоящему сильное. После того, как учитель передал ученику все, что мог, он должен отпустить его двигаться дальше. А в некоторых случаях – и отвесить пинка, дабы тот не засиживался. 

Но куда же вы отпустите ученика в бизнесе? А кто будет для вас деньги зарабатывать? Или приносить в виде платы за обучение? Здесь интересы профессионального роста ученика входят в противоречие с финансовыми интересами учителя. Немногие учителя окажутся достаточно сильны, чтобы победил профессиональный рост. И достаточно дальновидны, чтобы получить от этого другую, иногда гораздо большую выгоду [1].

А в-третьих, передать другому можно только то, что у тебя уже есть. Того, чего нет, передать нельзя. Поэтому если учитель страдает от той же проблемы, что и ученик, то помочь ему он сможет лишь после того, как сам с ней справится. Три раза объяснит, поймет сам, глядишь, на четвертый и до ученика дойдет. 

Если же проблемы и болячки учителя не решаются (особенно – когда не хотят решаться), он передает их ученикам. Целиком. Есть еще наблюдение, что к таким учителям изначально притягиваются ученики с аналогичными проблемами и аналогичным же нежеланием их решать, - но это только облегчает работу по передаче. 

Если же учитель хочет поставить передачу своих проблем на поток – он не разменивается по мелочам, а создает Школу имени себя. Любая «школа одного учителя», что бы там не говорили в рекламных листовках, создается с единственной целью: вылечить ее основателя. Причем вылечить его именно так, как он сам считает правильным. Он же Гуру, ему лучше знать. Он сам разрабатывает Методику, сам ее рекламирует, проводит вебинары, продает книги и компакт-диски, - ну и так далее. 

Понятно, что те слова, которые вам помогут, вы сами себе никогда не скажете. Поэтому ни одна школа своего основателя еще ни разу не вылечила. Но зато ее последователи все как один напоминают своего учителя. Одинаковыми, словно сделанными под копирку, тараканами. Причем за попытку указать на них вы можете запросто схлопотать по физиономии.

Собственно говоря, так и создаются всевозможные психокульты и секты имени духовного роста и сетевого маркетинга. Вот приблизительный алгоритм.

1. Заявляется некая недоработанная методика (или там средство для похудения). Поскольку они сразу выставляются на рынок, то заявляются как готовые и приносящие чудесные результаты (жрать же хочется, а денег нет).

2. От использования методики или средства кратковременные результаты есть. Это и эйфория, и эффект плацебо, ну и надо же перед учителем прогнуться. Но, увы – никто не может похвастаться ни одним результатом, который был бы устойчивым и проверяемым на практике.

3. Чтобы удержать набежавших на новенькое клиентов, им говорится, что их случай тяжелее, чем ожидалось. Но! Скоро выйдут следующие ступени (более сильные средства), с помощью которых все обязательно решится.

4. Шаги 1-3 повторяются с добавлением все более и более высоких ступеней и повышением цены на них. 

5. Чтобы удержаться на рынке, упор делается на продажи. На доработку и исследования не выделяется ни малейшего усилия. Все методики/технологии/препараты сделаны 1-2 авторами непонятно как или привезены неизвестно откуда. Наработки не пускаются в научное сообщество, защищаются авторским/патентным правом, а некоторые – засекречиваются.

6. Вместо научно-ориентированной сети строится продажно-ориентированная пирамида с жестким централизованным управлением. Чтобы не разбежались.

7. И эта пирамида в едином порыве атакует рынок в поисках новых жертв. Простите, учеников.

Впрочем, большинство учителей все же не психопаты и не собираются действовать столь радикально. Они даже стремятся делать что-то хорошее и полезное людям. Поэтому они создают более нежные культы по более мягкому сценарию:

1. Есть некая организация, работающая в рамках одной школы (психологии, консалтинга и т.п.)

2. В эту организацию приходят клиенты для того, чтобы решить какие-то свои конкретные проблемы

3. Что-то из этих проблем решается. А что-то нет, потому, что для этого требуются другие методики, другие школы. Но организация очень не хочет потерять этого клиента…

4. Поэтому она постепенно подменяет цели. Сначала для себя: вместо четкой фокусировки на решении конкретных задач (решил – и свободен), они начинают фокусироваться на удержании клиентов. 

5. Решая задачу удержания клиентов, их привлекают другими целями, отличными от тех, с которыми они пришли: 
Возможностью приятного общения с единомышленниками (клуб, тусовка, семья, в которой гораздо лучше, чем в жизни) 
Обучением в рамках этой школы и получением сертификатов (а задачи решатся где-то ближе к концу этого обучения… или на следующем уровне) 
Привлечением их под свои знамена (развивать людей, помогать бизнесу и т.п.) 

Все это вещи пока безобидные, и часто необходимые – ибо удержать клиента в трехлетней программе иначе чем ожиданием диплома бывает просто невозможно. Главное – отдавать себе отчет о целях и о методах. 

6. Если же отчета не отдавать, то подмена целей происходит неосознанно и повально. У всех. Появляются темы, о которых лучше не говорить. Вопросы, которые лучше не задавать. И толпа людей, которые долго ходят по кругу и все никак не могут решить ту проблему, с которой пришли.

7. Далее у них начнет нарастать неудовлетворенность и назревать кризис. 

8. И вот тут-то большинство учителей не выдерживают. Не в силах признать ограниченность школы и неспособность помочь этим людям, они впадают в буйство, валят вину на клиентов, закручивают гайки и прочими способами пытаются воспроизвести первый сценарий. 

Все-таки хорошо, что они не психопаты. Потому, что после пары-тройки таких всплесков вся эта организация рассыпается быстро и относительно безболезненно для лиц, в нее вовлеченных. В крайнем случае, сходят к психологу пролечат отношения с родителями.

Ну что же. Как вы уже поняли, работа учителя тяжела, неблагодарна и требует хорошей квалификации и здоровья. Психологической квалификации и психологического же здоровья. Что для большинства из учителей вещь совершенно недосягаемая. Ведь стоит Великому Учителю пойти учиться/лечиться, как его сразу же начнут преследовать неприятности. 

Во-первых, с головы спадет корона. И собратья-нарциссы тут же начнут орать, что Акелла наконец промахнулся, король-то голый, а учитель этот не такой уж и великий. 

Во-вторых, с таким трудом созданная и раскрученная школа станет не нужна, как только учитель выздоровеет. Чтобы превратить ее (для начала) в коллектив, в котором уживаются разные авторы и разные подходы даже в рамках одного течения (как это делается в некоторых гештальт-сообществах), придется сильно постараться. 

А в-третьих, у них начнут появляться устойчивые и предсказуемые результаты. И это самое худшее. Потому, что за ожидание результата массовый рынок платит гораздо больше (и гораздо дольше), чем за сам результат.