Япона банк

Как надувался и как лопнул «Японский мыльный пузырь» 

 

Десять лет назад обанкротились многие Японские банки. В том числе крупнейшие, считавшиеся непотопляемыми. Также в трубу массово вылетели риэлторские, строительные и другие фирмы. Владельцы акций японских компаний потеряли $5 трлн. и столько же потеряли хозяева земельных участков. В сумме это равно двум годовым ВВП Японии. И все это произошло в стране только что занимавшей первую строку в мировом рейтинге по стоимости своего бизнеса и земли. 

Рассказывают, что однажды один человек пришел в японский банк и положил на стойку огромную пачку денег. 

- У меня все есть, – сказал он, – А эти деньги я хочу положить на счет. 

А следом за ним пришел еще один человек. И еще. И у японского банка стало много денег, которыми он мог распоряжаться, и у другого японского банка стало много денег. У всех японских банков стало много денег. Потому что 1980-х годах японцы откладывали на банковских счетах чуть ли ни треть своего дохода. И у японских корпораций были неплохие доходы, которые так же оседали в банках. 

А надо сказать, что испокон веку в Японии каждый крупный банк входил в корпорацию – сюдан, в которой помимо него состояли промышленные и другие компании. И банк давал льготные кредиты предприятиям своей корпорации. Но незадолго до упомянутых событий, связи внутри сюданов стали рушиться. И компании уже не могли пользоваться льготными кредитами. Им стало выгоднее занимать деньги за рубежом или брать займы под векселя (в 1987 году вышел закон, облегчавший их выпуск). 

А японским банкам стало выгодно вкладывать деньги в растущие ценные бумаги и недвижимость. Как раз в это время правительство начало приватизацию железных дорог и распродажу земель под ними и снизило налог на сделки с недвижимостью (чтобы спекуляции с землей стали выгодными для бизнеса и цены на землю не снижались). А еще примерно в это же время резко вырос спрос на офисные помещения в центре Токио, что привело к их резкому подорожанию. 

Случилось то, что должно было случиться. Наличие в стране свободных денег и высокая прибыль от вложения их в недвижимость и ценные бумаги привели к тому, что цены стали расти как на дрожжах. Акции, торгуемые на Токийской бирже, дорожали, как минимум, на 40% ежегодно, а цены на недвижимость в Токио и его пригородах за год могли увеличиться вдвое. 

Надувался «Японский мыльный пузырь»… 

Сама Япония занимает только 3% площади земной суши, однако к началу 1990 года на нее приходилось 60% мировой стоимости земли и недвижимости. В одном только Токио недвижимость стоила больше, чем во всех Соединенных Штатах, а акции, продаваемые на Токийской бирже, составляли по цене более 42% акций, продаваемых в мире! 

Но надуваться до бесконечности мыльный пузырь не мог. 

В первый день торгов 1990 года рухнули цены на Токийской фондовой бирже. Цены на землю (в черте городов) росли, правда, еще полтора года. Но и они не выдержали и в сентябре 1991-го покатились вниз. Пузырь лопнул! 

Первыми разорились компании-финансовые спекулянты, затем банкротство затронуло риэлторов, скупавших на банковские кредиты землю под застройку, следующими стали вылетать в трубу строительные, ипотечные и брокерские компании. Банки же и после начала падения цен продолжали выдавать кредиты под залог дешевеющей земли. А в результате заемщики разорялись, а земля, оформленная ими в залог, не могла покрыть потерь банков. В 1995 году впервые за послевоенный период начались банкротства японских кредитных учреждений. Сначала волна поглотила небольшие банки, потом два крупных – «Хио» и «Хоккайдо такусеку», а в 1998 году были объявлены неплатежеспособными два из трех крупнейших банков страны: Банк долгосрочного кредита «Теки кинъю» и Японский кредитный банк «Ниппон синъе». 

Отголоски лопнувшего пузыря слышны до сих пор. А инвесторам они напоминают, что прежде чем вложить деньги, всегда следует учитывать, насколько цена вложения (в ценные бумаги, недвижимость, предприятие) сопоставима с реальным положением дел в стране и в мире. 

Жаба купила землю, 
Что весною родит лотос. 
Выросла фига...