Как подбирают персонал в российских компаниях? Нередко так, как царевичи из известной сказки невест искали: пустили стрелы в небо – и будь что будет. Однако настоящий топ-менеджер, такой как Иван-Царевич, оказавшись даже в заведомо проигрышной ситуации, способен достичь отличных результатов. О таланте главного героя «Царевны-лягушки» рассказывает Владимир Токарев.

 

Текст сказки в пересказе Михаила Булатова.

 

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь, и было у него три сына. Младшего звали Иван-царевич. Позвал однажды царь сыновей и говорит им: 
— Дети мои милые, вы теперь все на возрасте, пора вам и о невестах подумать! 
— За кого же нам, батюшка, посвататься? 
— А вы возьмите по стреле, натяните свои тугие луки и пустите стрелы в разные стороны. Где стрела упадет — там и сватайтесь.

 

Как видим, перед нами чисто русская сказка: надеемся на русский авось – стрельнем лишь бы куда, авось повезет попасть куда надо. И потому неудивительно, что поиск невест происходит в ней не в процессе тщательного отбора кандидатур, а, ввиду полного отсутствия дорог на Руси, путем совершенно случайного стрелометания.

 

Вышли братья на широкий отцовский двор, натянули свои тугие луки и выстрелили. 
Пустил стрелу старший брат. Упала стрела на боярский двор, и подняла ее боярская дочь. 
Пустил стрелу средний брат — полетела стрела к богатому купцу во двор. Подняла ее купеческая дочь.

 

Похоже, сказка с международным уклоном: купеческая дочь – явно нашенская, на Руси много торговали, да и сейчас торгуют вовсю. А вот дочь боярская, судя по всему, из не очень далекой страны, ныне входящей в СНГ – намек автора сказки, что до сих пор в СНГ есть страны, где феодальные порядки толком до конца не преодолены – раз бояре там есть до сих пор.

 

Пустил стрелу Иван-царевич — полетела его стрела прямо в топкое болото, и подняла ее лягушка-квакушка…

 

Во времена Ивана еще была жесткая цензура на печатные труды, потому не весь оригинальный текст сказки перед нами. На самом деле после того, как стрела Ивана-царевича попала в лапы лягушке-квакушке, первое, что он наверняка сказал себе, было: «Япона-мать! Ничего себе, повезло мне с суженой!» Удивляться тут нечего - любой из нас в такой ситуации наверняка вспомнил бы близких родственников своих друзей по материнской линии. 
Отметим, что мы с вами отгадали – сказка про разные страны. Причем лягушка здесь, судя по всему, это гражданка из уже настоящей далекой заграницы. Отправилась, видно, на стажировку в Русь, да застряла в топком болоте. О заграничном происхождении гражданки в зеленой, мало приспособленной к русской зиме, одежде свидетельствует и акцент, с которым говорит лягушка русские «ква-ква» - слова.

 

Старшие братья как пошли искать свои стрелы, сразу их нашли: один — в боярском тереме, другой — на купеческом дворе. А Иван-царевич долго не мог найти свою стрелу. Два дня ходил он по лесам и по горам, а на третий день зашел в топкое болото. Смотрит — сидит там лягушка-квакушка, его стрелу держит.

 

Не знаю пока наверняка, с какой страной ассоциируется здесь лягушка-квакушка, но сделаю предположение, что, скорее всего, с очень далекой Японией, интуиция так подсказывает, да и язык у них – никак не скажешь, что на наш похож.

 

Иван-царевич хотел было бежать и отступиться от своей находки, а лягушка и говорит: 
— Ква-ква, Иван-царевич! Поди ко мне, бери свою стрелу, а меня возьми замуж. 
Опечалился Иван-царевич и отвечает: 
— Как же я тебя замуж возьму? Меня люди засмеют! 
— Возьми, Иван-царевич, жалеть не будешь! 
Подумал-подумал Иван-царевич, взял лягушку-квакушку, завернул ее в платочек и принес в свое царство-государство.

 

Мы отгадали – да, речь идет о невесте из Японии, так как размером невеста маленькая, миниатюрная, не дородная, как нашенские; фигурально выражаясь, «в платочке ее можно унести».

 

Пришли старшие братья к отцу, рассказывают, куда чья стрела попала. Рассказал и Иван-царевич. Стали братья над ним смеяться, а отец говорит: 
— Бери квакушку, ничего не поделаешь! 
Вот сыграли три свадьбы, поженились царевичи: старший царевич — на боярышне, средний — на купеческой дочери, а Иван-царевич — на лягушке-квакушке. 
На другой день после свадьбы призвал царь своих сыновей и говорит: 
— Ну, сынки мои дорогие, теперь вы все трое женаты. Хочется мне узнать, умеют ли ваши жены хлебы печь. Пусть они к утру испекут мне по караваю хлеба. 
Поклонились царевичи отцу и пошли. Воротился Иван-царевич в свои палаты невесел, ниже плеч буйну голову повесил. 
— Ква-ква, Иван-царевич, — говорит лягушка-квакушка, — что ты так опечалился? Или услышал от своего отца слово неласковое? 
— Как мне не печалиться! — отвечает Иван-царевич. — Приказал мой батюшка, чтобы ты сама испекла к утру каравай хлеба… 
— Не тужи, Иван-царевич! Ложись-ка лучше спать-почивать: утро вечера мудренее!

 

Ну, теперь становится все более-менее понятно: сказка не просто управленческая с небольшим международным уклоном, но еще и на конкретную тему – про качество продукции, о том, как представители разных стран умеют трудиться, с каким сравнительным качеством. Сказка, как видим, весьма актуальная.

 

Уложила квакушка царевича спать, а сама сбросила с себя лягушечью кожу и обернулась красной девицей Василисой Премудрой — такой красавицей, что ни в сказке сказать, ни пером описать! 
Взяла она частые решета, мелкие сита, просеяла муку пшеничную, замесила тесто белое, испекла каравай — рыхлый да мягкий, изукрасила каравай разными узорами мудреными: по бокам — города с дворцами, садами да башнями, сверху — птицы летучие, снизу — звери рыскучие…

 

Здесь, безусловно, подробно описано, как именно должна соблюдаться технология изготовления продукции – в данном случае хлеба. Муку Василиса Премудрая (представитель японской национальности) отобрала белую, не какую привезли первые попавшиеся поставщики, оборудование взяла самое лучшее – мелкие сита, частые решета и так далее.

 

Утром будит квакушка Ивана-царевича: 
— Пора, Иван-царевич, вставай, каравай неси! 
Положила каравай на золотое блюдо, проводила Ивана-царевича к отцу. Пришли и старшие братья, принесли свои караваи, только у них и посмотреть не на что: у боярской дочки хлеб подгорел, у купеческой — сырой да кособокий получился.

 

Да, картина маслом: что у русской производительницы (купчихи), что у невестки из ближнего зарубежья качество продукции отвратительное, очевидно, что нарушение технологии производства для них дело обычное.

 

Царь сначала принял каравай у старшего царевича, взглянул на него и приказал отнести псам дворовым. Принял у среднего, взглянул и сказал: 
— Такой каравай только от большой нужды есть будешь!

 

Царь, судя по всему, выполняет в сказке роль отдела контроля качества (ОТК по-старому) - никакого спуска даже близким родственникам. И отметим, это даже не строгая военная приемка, а настоящий контроль качества со стороны привередливого потребителя – царь лично планировал использовать каждый продукт, произведенный женами его сыновей.

 

Дошла очередь и до Ивана-царевича. Принял царь от него каравай и сказал: 
— Вот этот хлеб только в большие праздники есть!

 

Ничего удивительного: соблюдаешь технологию – получи отличную оценку на заключительном этапе контроля качества продукции.

 

И тут же дал сыновьям новый приказ: 
— Хочется мне знать, как умеют ваши жены рукодельничать. Возьмите шелку, золота и серебра, и пусть они своими руками за ночь выткут мне по ковру! Вернулись старшие царевичи к своим женам, передали им царский приказ. Стали жены кликать мамушек, нянюшек и красных девушек — чтобы пособили им ткать ковры. Тотчас мамушки, нянюшки да красные девушки собрались и принялись ковры ткать да вышивать — кто серебром, кто золотом, кто шелком.

 

Ну, здесь мы видим использование «хозяйственного способа производства продукции» в самом плохом его варианте. Помните, в период застоя младшие и старшие научные сотрудники ведомственных НИИ сами себе строили жилые дома да детские садики (сам строил, потому и пишу)? Можно себе представить качество такого рода работ.

 

А Иван-царевич воротился домой невесел, ниже плеч буйну голову повесил. 
— Ква-ква, Иван-царевич, — говорит лягушка-квакушка, — почему так печалишься? Или услышал от отца своего слово недоброе?
— Как мне не кручиниться! — отвечает Иван-царевич. — Батюшка приказал за одну ночь соткать ему ковер узорчатый! 
— Не тужи, Иван-царевич! Ложись-ка лучше спать-почивать: утро вечера мудренее! Уложила его квакушка спать, а сама сбросила с себя лягушечью кожу, обернулась красной девицей Василисой Премудрой и стала ковер ткать. Где кольнет иглой раз — цветок зацветет, где кольнет другой раз — хитрые узоры идут, где кольнет третий — птицы летят… Солнышко еще не взошло, а ковер уж готов.

 

Подробное описание каждого стежка опять нам показывает, что не должно быть никаких лишних движений – только «бережливое производство». Результат – налицо!

 

Вот пришли все три брата к царю, принесли каждый свой ковер. Царь прежде взял ковер у старшего царевича, посмотрел и молвил: 
— Этим ковром только от дождя лошадей покрывать! 
Принял от среднего, посмотрел и сказал: 
— Только у ворот его стелить!

 

Опять мы видим бескомпромиссный контроль качества продукции. А вы что хотели? Чтобы вашу бракованную продукцию по временному разрешению как годную приняли? 
Вы хотите, чтобы царь издал указ «В силу объективных причин, а именно трудностей с набором квалифицированных кадров среди нянек и мамок (для шитья первоклассных ковров) признать данные кривые половики за персидские ковры!» Нет, это только в коммерческих фирмах да на предприятиях военно-промышленного комплекса сейчас легко проходит, а тогда строго с контролем было!

 

Принял от Ивана-царевича, взглянул и сказал: 
— А вот этот ковер в моей горнице по большим праздникам расстилать!

 

Похвала – прекрасная мотивация к соблюдению технологических процессов. А кто же у нас в России два раза подряд технологию производственного процесса соблюдает? Теперь дело абсолютно ясное – Царевна-лягушка прибыла к нам из Японии.

 

И тут же отдал царь новый приказ, чтобы все три царевича явились к нему на пир со своими женами: хочет царь посмотреть, которая из них лучше пляшет. Отправились царевичи к своим женам. Идет Иван-царевич, печалится, сам думает: «Как поведу я мою квакушку на царский пир?..» Пришел он домой невеселый. Спрашивает его квакушка: 
— Что опять, Иван-царевич, невесел, ниже плеч буйну голову повесил? О чем запечалился? 
— Как мне не печалиться! — говорит Иван-царевич. — Батюшка приказал, чтобы я тебя завтра к нему на пир привез… 
— Не горюй, Иван-царевич! Ложись-ка да спи: утро вечера мудренее! 
На другой день, как пришло время ехать на пир, квакушка и говорит царевичу: 
— Ну, Иван-царевич, отправляйся один на царский пир, а я вслед за тобой буду. Как услышишь стук да гром — не пугайся, скажи: «Это, видно, моя лягушонка в коробчонке едет!» 
Пошел Иван-царевич к царю на пир один.

А старшие братья явились во дворец со своими женами, разодетыми, разубранными. Стоят да над Иваном-царевичем посмеиваются: 
— Что же ты, брат, без жены пришел? Хоть бы в платочке ее принес, дал бы нам всем послушать, как она квакает!

 

Да, национальный шовинизм и чванство у нас пока не преодолены, грустно.

 

Вдруг поднялся стук да гром — весь дворец затрясся-зашатался. Все гости переполошились, повскакали со своих мест. А Иван-царевич говорит: 
— Не бойтесь, гости дорогие! Это, видно, моя лягушонка в своей коробчонке едет!

 

Здесь автор сказки немножко рассказывает о том национальном колорите, в котором выросла Царевна-лягушка – на ее родине очень часто бывают землетрясения, которые нам в диковинку.

 

Подбежали все к окнам и видят: бегут скороходы, скачут гонцы, а вслед за ними едет золоченая карета, тройкой гнедых коней запряжена. Подъехала карета к крыльцу, и вышла из нее Василиса Премудрая — сама как солнце ясное светится. Все на нее дивятся, любуются, от удивления слова вымолвить не могут. Взяла Василиса Премудрая Ивана-царевича за руки и повела за столы дубовые, за скатерти узорчатые… 
Стали гости есть, пить, веселиться. 
Василиса Премудрая из кубка пьет — не допивает, остатки себе за левый рукав выливает. Лебедя жареного ест — косточки за правый рукав бросает. 
Жены старших царевичей увидели это — и туда же: чего не допьют — в рукав льют, чего не доедят — в другой кладут. А к чему, зачем — того и сами не знают.

 

Здесь, очевидно, описывается, как представители (здесь жены братьев Ивана) из России с СНГ пытаются без осмысления копировать действия тех, у кого получается качественная продукция.

 

Как встали гости из-за стола, заиграла музыка, начались пляски. Пошла Василиса Премудрая плясать с Иваном-царевичем. Махнула левым рукавом — стало озеро, махнула правым — поплыли по озеру белые лебеди. Царь и все гости диву дались. А как перестала она плясать, все исчезло: и озеро, и лебеди. 
Пошли плясать жены старших царевичей. Как махнули своими левыми рукавами — всех гостей забрызгали; как махнули правыми — костями-огрызками осыпали, самому царю костью чуть глаз не выбили. Рассердился царь и приказал их выгнать вон из горницы.

 

Да, результат слепого копирования налицо – накупили сертификатов качества, а само качество производимого, прямо скажем, «Дей-мо!» получилось, извините, за мое не чисто японское произношение

 

Когда пир был на исходе, Иван-царевич улучил минутку и побежал домой. Разыскал лягушечью кожу и спалил ее на огне. Приехала Василиса Премудрая домой, хватилась — нет лягушечьей кожи! Бросилась она искать ее. Искала, искала — не нашла и говорит Ивану-царевичу: 
— Ах, Иван-царевич, что же ты наделал! Если бы ты еще три дня подождал, я бы вечно твоею была. А теперь прощай, ищи меня за тридевять земель, за тридевять морей, в тридесятом царстве, в подсолнечном государстве, у Кощея Бессмертного. Как три пары железных сапог износишь, как три железных хлеба изгрызешь — только тогда и разыщешь меня… Сказала, обернулась белой лебедью и улетела в окно.

 

Н-да, «натворил делов» Иван-царевич! Решил, что все понял. Решил, что можно без упорного труда, сразу, притом минуя культурные барьеры (которые в сказке олицетворяет лягушачья кожа), мгновенно построить развитой капитализм. К слову, мы не ошиблись в стране, это действительно Япония: и далеко (за тридевять земель и морей), и об этом свидетельствует введение на сцену сказки Кощея Бессмертного. Действительно, речь идет о Стране Восходящего Солнца, где продолжительность жизни сегодня самая большая.

 

Загоревал Иван-царевич. Снарядился, взял лук да стрелы, надел железные сапоги, положил в заплечный мешок три железных хлеба и пошел искать жену свою, Василису Премудрую. 
Долго ли шел, коротко ли, близко ли, далеко ли — скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, — две пары железных сапог износил, два железных хлеба изгрыз, за третий принялся. И повстречался ему тогда старый старик. 
— Здравствуй, дедушка! — говорит Иван-царевич.— Здравствуй, добрый молодец! Чего ищешь, куда путь держишь? 
Рассказал Иван-царевич старику свое горе. 
— Эх, Иван-царевич, — говорит старик, — зачем же ты лягушечью кожу спалил? Не ты ее надел, не тебе ее и снимать было! Василиса Премудрая хитрей-мудрей отца своего, Кощея Бессмертного, уродилась, он за то разгневался на нее и приказал ей три года квакушею быть. Ну, да делать нечего, словами беды не поправишь. Вот тебе клубочек: куда он покатится, туда и ты иди.

 

Отметим здесь только два момента: Кощей Бессмертный – не кто иной, как любимый отец Василисы Премудрой. Это нам поможет правильно понять финал сказки. 
И второе, про лягушачью кожу. Судя по всему, старик здесь – это консультант по общим вопросам. С одной стороны, он дает совет, как Ивану быть дальше – описывает подробно дальнейшие стратегические действия Ивану-царевичу, причем крайне подробно – каждый дальнейший шаг Ивану показывает выданный консультантом клубок. С другой стороны, подчеркивает, что нужно очень аккуратно обращаться с другими культурами (не нужно было кожу жечь), иначе, без понимания, можно дел наворотить.

 

Иван-царевич поблагодарил старика и пошел за клубочком. 
Катится клубочек по высоким горам, катится по темным лесам, катится по зеленым лугам, катится по топким болотам, катится по глухим местам, а Иван-царевич все идет да идет за ним — не остановится на отдых ни на часок. 
Шел-шел, третью пару железных сапог истер, третий железный хлеб изгрыз и пришел в дремучий бор. Попадается ему навстречу медведь. 
«Дай убью медведя! — думает Иван-царевич. — Ведь у меня никакой еды больше нет». Прицелился он, а медведь вдруг и говорит ему человеческим голосом: 
— Не убивай меня, Иван-царевич! Когда-нибудь я пригожусь тебе. 
Не тронул Иван-царевич медведя, пожалел, пошел дальше.

 

Итак, Иван-царевич для выполнения своего проекта нанимает первого специалиста – Медведя. При этом использована одна из наиболее эффективных систем мотивации – Медведю оставили жизнь за услужение в нужный период выполнения задуманного проекта. Как видим, для выполнения своего сложного задания Иван не идет по легкому пути – ни о какой покупке готовых сертификатов ИСО 9000 в сказке не говорится, нет речи и про «Шесть сигм», и даже про бенчмаркинг. Средства, что предлагаются через клубок Ивану консультантом, как увидим далее – самые простые и понятные любому, для этого не нужно самому быть японцем.

 

Идет он чистым полем, глядь — а над ним летит большой селезень. Иван-царевич натянул лук, хотел было пустить в селезня острую стрелу, а селезень и говорит ему по-человечески: 
— Не убивай меня, Иван-царевич! Будет время — я тебе пригожусь. 
Пожалел Иван-царевич селезня — не тронул его, пошел дальше голодный.

 

Нанят второй специалист – Селезень. Он также хорошо мотивирован на будущую работу в проекте Ивана. Отметим важный момент: Иван мог поискать в лесу второго медведя, раньше их в лесу было предостаточно. Но нет, ему нужны специалисты с разными способностями и опытом.

 

Вдруг бежит навстречу ему косой заяц. «Убью этого зайца! — думает царевич. — Очень уж есть хочется…» Натянул свой тугой лук, стал целиться, а заяц говорит ему человеческим голосом: 
— Не губи меня, Иван-царевич! Будет время — я тебе пригожусь. 
И его пожалел царевич, пошел дальше.

 

Как видим, Иван продолжает набирать себе команду из специалистов самого разного профиля. Несомненно, Иван горой стоит за глубокое разделение труда. Да и чувствуется рука консультанта по управлению, давшего Ивану клубок. Не просто так клубок катится от одного узкого специалиста к другому.

 

Вышел он к синему морю и видит: на берегу, на желтом песке, лежит щука-рыба. Говорит Иван-царевич: 
— Ну, сейчас эту щуку съем! Мочи моей больше нет — так есть хочется! 
— Ах, Иван-царевич, — молвила щука, — сжалься надо мной, не ешь меня, брось лучше в синее море! 
Сжалился Иван-царевич над щукой, бросил ее в море, а сам пошел берегом за своим клубочком.

 

Судя по всему, команда для выполнения проекта Иваном набрана полностью. Каждый участник мотивирован внешне – каждому дарована бесценная жизнь. Более того, страшно проголодавшийся Иван показывает пример подчиненным (власть примера) – как нужно себя достойно вести даже в самых трудных обстоятельствах.

 

Долго ли, коротко ли — прикатился клубочек в лес, к избушке. Стоит та избушка на курьих ножках, кругом себя поворачивается. Говорит Иван-царевич: 
— Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом! Избушка по его слову повернулась к лесу задом, а к нему передом. 
Вошел Иван-царевич в избушку и видит: лежит на печи баба-яга — костяная нога. Увидела она царевича и говорит: 
— Зачем ко мне пожаловал, добрый молодец? Волей или неволей?

 

Все ясно, первый консультант по общим вопросам направил с помощью своего клубочка Ивана к коллеге – другому консультанту – Бабе Яге, как увидим далее, скорее всего, специалисту по проектному менеджменту. У консультантов тоже глубокое разделение труда.

 

— Ах, баба-яга — костяная нога, ты бы меня накормила прежде, напоила да в бане выпарила, тогда бы и выспрашивала! 
— И то правда! — отвечает баба-яга. 
Накормила она Ивана-царевича, напоила, в бане выпарила, а царевич рассказал ей, что он ищет жену свою, Василису Премудрую.

 

Как следует из сказки, прежде чем дать Ивану грамотную консультацию, ему была оказана психологическая помощь (Баба Яга, как видим, неплохой психотерапевт – знает, как успокоить русского человека – хорошей русской банькой да плотным обедом). Затем, прежде чем давать рекомендации, основываясь только на источниках вторичной информации (что там коллеги Бабы Ежки ей про Ивана рассказали), Бабя Яга провела подробный опрос (предпочитая пусть более трудоемкие, но более точные первичные данные) – получила в ходе личного интервью у Ивана необходимую информацию для выработки эффективного консультационного решения.

 

— Знаю, знаю! — говорит баба-яга. — Она теперь у злодея Кощея Бессмертного. Трудно будет ее достать, нелегко с Кощеем сладить: его ни стрелой, ни пулей не убьешь. Потому он никого и не боится.

 

Речь идет, как видим, опять про Японию, конкурентоспособность товаров которой почти недосягаема.

 

— Да есть ли где его смерть? 
— Его смерть — на конце иглы, та игла — в яйце, то яйцо — в утке, та утка — в зайце, тот заяц — в кованом ларце, а тот ларец — на вершине старого дуба. А дуб тот в дремучем лесу растет. Рассказала баба-яга Ивану-царевичу, как к тому дубу пробраться. Поблагодарил ее царевич и пошел.

 

Итак, для победы в конкурентной борьбе нужно не конкурента уничтожить, как может показаться недальновидному читателю, а научиться производить продукты такого же качества, только тогда можно с ним сладить. Вне всякого сомнения, речь в сказке идет о корневых компетенциях, которыми владеет фирма Кощея.

 

Долго он по дремучим лесам пробирался, в топях болотных вяз и пришел наконец к Кощееву дубу. Стоит тот дуб, вершиной в облака упирается, корни на сто верст в земле раскинул, ветками красное солнце закрыл. А на самой его вершине — кованый ларец. Смотрит Иван-царевич на дуб и не знает, что ему делать, как ларец достать. «Эх, — думает, — где-то медведь? Он бы мне помог!» Только подумал, а медведь тут как тут: прибежал и выворотил дуб с корнями. Ларец упал с вершины и разбился на мелкие кусочки.

 

Итак, чтобы победить в рыночной борьбе, нужно иметь в своей команде специалистов, обладающих соответствующими специализированными умениями.

Выскочил из ларца заяц и пустился наутек. «Где-то мой заяц? — думает царевич. — Он этого зайца непременно догнал бы…» Не успел подумать, а заяц тут как тут: догнал другого зайца, ухватил и разорвал пополам. Вылетела из того зайца утка и поднялась высоко-высоко в небо.

 

Смотрите, ни о какой новомодной ротации кадров в сказке не говорится. Вместо того чтобы заставить Медведя броситься в погоню за зайцем – в принципе Медведь бегать умеет, Иван-царевич идет по пути, указанному консультантом – применяет только самых лучших специалистов, обладающих для выполнения части работы общего проекта наилучшими способностями и наибольшим опытом. Понятно, почему у многих наших руководителей ничего пока с улучшением качества не получается - они пытаются сэкономить на всем: нанимают зачастую кого попало, дают слишком разноплановые задачи своим спецам. Дело иногда доходит до того, что даже косметический ремонт офиса производится без привлечения профильных специалистов – собственными силами: свои работники – превращаются из бухгалтеров и менеджеров во временных строителей, разумеется, с низкой эффективностью труда.

 

«Где-то мой селезень?» — думает царевич. А уж селезень за уткой летит — прямо в голову клюет. Выронила утка яйцо, и упало то яйцо в синее море…

 

Здесь следует отметить высокопрофессиональную работу Ивана-царевича в роли координатора проекта: каждый специалист хорошо знает свою работу в проекте – не нужно объяснять, Иван только подумает, а специалист, в данном случае Селезень, уже завершает свою часть нелегкой работы.

 

Загоревал Иван-царевич, стоит на берегу и говорит: 
— Где-то моя щука? Она достала бы мне яйцо со дна морского! Вдруг подплывает к берегу щука-рыба и держит в зубах яйцо. 
— Получай, Иван-царевич!

 

Работа выполнена на отлично! Вот что значит глубокое разделение труда. Без него немыслимо высокое качество работы, в данном случае качество работы над проектом. 
Отметим, к слову: после завершения проекта, как то и рекомендуется в проектном менеджменте, команда участников распускается – для нового проекта могут потребоваться специалисты совсем другого профиля: Медведь ушел в лес, Щука в море и так далее.

 

Обрадовался царевич, разбил яйцо, достал иглу и отломил у нее кончик. И только отломил — умер Кощей Бессмертный, прахом рассыпался.

 

Здесь читатель может подумать, что речь идет о физической смерти Кощея. 
Конечно же, это не так. Задача проекта – добиться благосклонности Василисы Премудрой (находившейся с краткой стажировкой в отсталой России, куда она была командирована своим отцом – Кощеем). А это возможно только при производстве Иваном услуг лучшего качества, чем у японских конкурентов, которых в сказке символизирует Кощей Бессмертный. Это, собственно, Иван и смог нам продемонстрировать, обеспечив отличную координацию работы узких специалистов своей команды. 
Символическое действие – сломать кончик иглы – это всего лишь красивая аллегория, означающая достижение лучших корневых компетенций в работе, что у японских коллег. Да и как могла родная дочь Кощея (мы просили отметить это чуть раньше) – желать смерти своему родному и любимому отцу. Ни о каком трогательном прощании с умершим Кощеем в сказке не говорится – это фантазии новомодных режиссеров художественных фильмов – за свои фантазии они и деньги получают.

 

Пошел Иван-царевич в Кощеевы палаты. Вышла тут к нему Василиса Премудрая и говорит: 
— Ну, Иван-царевич, сумел ты меня найти, теперь я весь век твоя буду! 
Выбрал Иван-царевич лучшего скакуна из Кощеевой конюшни, сел на него с Василисой Премудрой и воротился в свое царство-государство. И стали они жить дружно, в любви и согласии.

 

Пора подвести итоги

Как видим, для победы в конкурентной борьбе с сильным противником Ивану-царевичу потребовалось не так уж много – найм высококвалифицированных узких специалистов (Медведя, Зайца и других), а также грамотное управление командой этих специалистов:

  • Иван спланировал работу участников проектной группы;
  • грамотно мотивировал каждого участника на достижение как общей цели, так и частных задач – у каждого была своя задача;
  • четко организовал работу – правильно распределил ее между участниками своей команды: каждому задание было подобрано в соответствии со способностями и прошлым опытом;
  • профессионально принимал управленческие решение: кому поручить то или иное задание, приближающие команду к заветной цели – игле в яйце;
  • обеспечил уникальную систему коммуникации со своими подчиненными: на завершающем этапе выполнения проекта подчиненные понимали его уже без слов, можно сказать, ловили мысли Ивана;
  • и, наконец, Иван осуществил грамотный заключительный контроль: обламывая иглу Кощея, он наверняка планировал, что если это не та игла, нужно будет скорректировать работу команды.

Уважаемые топ-менеджеры! 
Как видите, ничего такого особенного в японском качестве нет. 
Вы хотите получить качественный результат? 
Следуйте опыту Ивана-царевича: применяйте глубокое разделение труда, а поскольку оно требует хорошей координации работы узкоспециализированных специалистов, изучайте и применяйте современный менеджмент, и у вас обязательно все получится! 

В результате вы получите хорошую прибыль, тьфу ты, свою Елену Премудрую!