Позарился царь на жену Андрея-стрелка, да отправил его туда – не знаю куда, принести то – не знаю что. Задание оказалось не по зубам консультанту Марье-царевне, так что пришлось нашему горемычному предпринимателю отправиться в дальний путь. О том, что его ожидает дальше, рассказывает Владимир Токарев.

 

В обработке А.Н. Толстого

Вступление

Если следовать «теории сказки», разработанной Владимиром Проппом[1], то любая сказка должна завершится если не первым испытанием для героя сказки, то вторым. Особенность сказки «Поди туда - не знаю куда …» в том, что в ней есть третье испытание. Это наводит нас на мысль, что автор сказки имел веские причины нарушить сказочные каноны. Предполагаем, что эта часть дописана с какой-то особой целью поздним переписчиком. Более того, быть может, этот переписчик вообще чужой, «ненашенский». В связи с вышесказанным для удобства вместо слов «автор сказки» мы будем использовать далее термин «переписчик».

Напомним, что первая часть сказки закончилась уже второй победой Андрея-стрелка и вторым поражением царя. Царский советник должен был Андрея извести, придумав для него невыполнимое задание, чтобы царь смог завладеть Марьей-царевной. Таким вторым заданием (с первым заданием Андрей успешно справился) было принести кота Баюна. Андрей кота принес: «Андрей кота унял и в клетку запер, а сам пошел домой, к Марье-царевне. Живет-поживает, тешится с молодой женой».

Часть 2

А царя еще пуще знобит зазноба сердечная. Опять призвал он советника: 
- Что хочешь придумай, изведи Андрея-стрелка, не то мой меч — твоя голова с плеч. 
Царский советник идет прямо в кабак, нашел там кабацкую теребень в рваном кафтанишке и просит его выручить, на ум навести.

Итак, начинается заключительный третий раунд двух консультантов по управлению: кабацкая теребень (как выяснилось в первой части сказки, кабацкая теребень – специалист по стратегическому управлению) против Марьи-царевны. 
Кстати говоря, отметим, что переписчик сказки подчеркивает плохую одежду кабацкой теребени: это он делает явный намек с издевочкой, что дела у консультантов по управлению на Руси идут очень плохо – не пользуются их услуги устойчивым спросом, потому мало зарабатывают и плохо одеваются[2].

Кабацкая теребень стаканчик вина выпил, усы вытер. 
- Ступай, — говорит, — к царю и скажи: пусть пошлет Андрея-стрелка туда — не знаю куда, принести то — не знаю что. Этой задачи Андрей во веки веков не выполнит и назад не вернется. 
Да, похоже, мы отгадали: «не знаю куда» можно ходить только по просторам необъятной Руси. А «не знаю что» - это ирония над нашими многолетними исканиями национальной идеи. Мы отгадали: переписчик нарушил каноны волшебной сказки и добавил третье испытание для Андрея, чтобы таким хитрым способом протащить в печать голословную критику нашей страны и царящих в ней замечательных порядков.

Советник побежал к царю и все ему доложил. Царь посылает за Андреем. 
- Сослужил ты мне две службы, сослужи третью: сходи туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что. Сослужишь — награжу по-царски, а не то мой меч — твоя голова с плеч. 
Пришел Андрей домой, сел на лавку и заплакал.

Отметим, что переписчик показывает нам Андрея-стрелка если не плаксой, то нытиком!

Марья-царевна его спрашивает: 
- Что, милый, невесел? Или еще невзгода какая? 
- Эх, — говорит. — Через твою красу все напасти несу! Велел мне царь идти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что.

Ну вот, уже в самом начале неканонического волшебного приключения нам представляют Андрея-стрелка как плохого менеджера (а в первых двух приключениях он был реально молодец). И, таким образом, в лице Андрея-стрелка продергивают и всех современных менеджеров нашей замечательной страны. 
Известно, что настоящий менеджмент начинается тогда, когда при возникновении проблемы усилия тратятся на то, чтобы эту проблему решить. А вот когда начинают искать виноватого, это уже «не менеджмент, а кухня». Тем более что на самом деле виновный есть, но он всегда один – высший руководитель бизнеса. Андрей же винит Марью-царевну в своей проблеме. Ладно, простим переписчика сказки: действительно, даже высшие руководители нашей страны постоянно допускают такие промахи – вместо решения проблем ищут виноватого.

- Вот это служба так служба! Ну ничего, ложись спать, утро вечерамудренее. 
Марья-царевна дождалась ночи, развернула волшебную книгу, читала, читала, бросила книгу и за голову схватилась: про цареву загадку в книге ничего не сказано.

Похоже, что кабацкая теребень задала задачку, которую в книгу по стратегическому менеджменту на тот момент еще не вписали, эрудиция Марье-царевне также в этот раз не помогает.

Марья-царевна вышла на крыльцо, вынула платочек и махнула. Налетели всякие птицы, набежали всякие звери. 
Марья-царевна их спрашивает: 
- Звери лесные, птицы поднебесные, вы, звери, всюду рыскаете, вы, птицы, всюду летаете, не слыхали ль, как дойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что? 
Звери и птицы ответили: 
- Нет, Марья-царевна, мы про то не слыхивали.
 
Марья-царевна махнула платочком — звери и птицы пропали, как не бывали.

Здесь явный намек на ухудшение экологии в нашей стране в нынешнее время: и птицы, и звери – все пропали. Однако, на себя бы посмотрел переписчик (судя по всему, он из западной державы) — у них самих многие животные остались только в Красной книге, да и то лишь на картинках.

Махнула в другой раз — появились перед ней два великана: 
- Что угодно? Что надобно? 
- Слуги мои верные, отнесите меня на середину Океан-моря.
 
Подхватили великаны Марью-царевну, отнесли на Океан-море и стали на середине, на самой пучине, сами стоят, как столбы, а ее на руках держат. Марья-царевна махнула платочком, и приплыли к ней все гады и рыбы морские. 
- Вы, гады и рыбы морские, вы везде плаваете, на всех островах бываете, не слыхали ль, как дойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что? 
- Нет, Марья-царевна, мы про то не слыхали.

Итак, Марья-царевна пыталась обратится к чужому опыту, в книги еще не попавшему, но опять «засада» – информации по нужной теме еще ни у кого нет. Даже у рыб из (из-за) океана.

Закручинилась Марья-царевна и велела отнести себя домой. Великаны подхватили ее, принесли на Андреев двор, поставили у крыльца. 
Утром рано Марья-царевна собрала Андрея в дорогу и дала ему клубок ниток и вышитую ширинку. 
- Брось клубок перед собой, — куда он покатится, туда и ты иди. Да смотри, куда бы ни пришел, будешь умываться, чужой ширинкой не утирайся, а утирайся моей.

Мы отмечали в первой части сказки юридическую подкованность Марьи-царевны. Здесь следует отметить другое ее достоинство – грамотное отношение к личной гигиене – Марья рекомендует Андрею-стрелку чужими полотенцами не вытираться. Приятно, что переписчик сказки не искажает реальные факты – не подкрепляет своим рассказом распространяемую по всему мире ложную легенду о русском свинстве – даже бани на Руси известны издревле.

Андрей попрощался с Марьей-царевной, поклонился на четыре стороны и пошел за заставу. Бросил клубок перед собой, клубок покатился — катится да катится, Андрей идет за ним следом.

Обратим здесь внимание на то, что Марья-царевна отправила Андрея-стрелка до некоторой пока неизвестной цели – куда клубок покатится.

Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Много царств и земель прошел Андрей. Клубок катится, нитка от него тянется. Стал клубок маленький, с куриную головочку; вот уж до чего стал маленький, не видно и на дороге. Дошел Андрей до леса, видит — стоит избушка на курьих ножках. 
- Избушка, избушка, повернись ко мне передом, к лесу задом!
 
Избушка повернулась, Андрей вошел и видит — на лавке сидит седая старуха, прядет кудель. 
- Фу, фу, русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а нынче русский дух сам пришел! Вот изжарю тебя в печи да съем и на косточках покатаюсь.

Ну вот здесь переписчик оттягивается по полной. Он описывает очень низкий сервис нашего лесного пансионата, специализирующегося на экологическом туризме, где директорствует баба-яга. Но согласимся. Да, действительно, в целом, описание в сказке соответствует существующему на сегодня у нас повсеместно «беззвездочному сервису». Однако переписчик забыл, что нынче новая мода на экстремальный туризм. Многие начинают предпочитать размеренному отдыху с безукоризненным сервисом необычное расслабление - например, проведенни своего долгожданного отпуска по немалому тарифу турфирмы в настоящей тюрьме. А в нашей стране можно получить бесплатную дозу экстрима в любом местном пансионате – разве это не здорово? Потому наш ужасный сервис всегда можно рассматривать как своего рода бонус каждому отдыхающему (так, если вы в номере люкс местного пансионата встретите ложки и вилки со специально просверленными в них дырками – на случай, чтобы отдыхающие не утащили их на сувениры, вы себя легко почувствуете владельцами отмеченного бонуса).

Андрей отвечает старухе: 
- Что ты, старая баба-яга, станешь есть дорожного человека! Дорожный человек костоват и черен, ты наперед баньку истопи, меня вымой, выпари, тогда и ешь. 
Баба-яга истопила баньку. Андрей выпарился, вымылся, достал женину ширинку и стал ею утираться. 
Баба-яга спрашивает: 
- Откуда у тебя ширинка? Ее моя дочь вышивала. 
- Твоя дочь мне жена, мне и ширинку дала.
 
- Ах, зять возлюбленный, чем же мне тебя потчевать? 
Тут баба-яга собрала ужин, наставила всяких кушаньев, вин и медов. Андрей не чванится — сел за стол, давай уплетать. Баба-яга села рядом. Он ест, она выспрашивает: как он на Марье-царевне женился да живут ли они хорошо?

Оказывается и мы «можем, когда захочем». Правда переписчик намекает, что для получения хорошего сервиса в нашей стране нужно, чтобы заведующей местного пансионата был бы ваш родственник или, в крайнем случае, родственник близкого знакомого. 
Отметим к слову, что в процессе своего длинного пути Андрей накапливает разнообразный опыт, в данном случае переговорный опыт с непростым собеседником – бабой Ягой, пожелавшей сначала им полакомиться.

Андрей все рассказал: как женился и как царь послал его туда — не знаю куда, добыть то — не знаю что. 
- Вот бы ты помогла мне, бабушка!

Андрей, как мы отмечали в комментариях к первой части сказки, действительно имеет с Марье-царевной только деловые отношения. Иначе как вам понравится такое – бабу Ягу, причем не просто женщину, обычно скрывающую свой возраст, а еще и тещю – бабушкой называть. Тут не только скандала не оберешься, можно действительно в печку попасть. К переписчику претензий здесь нет – описывает факты правильно.

- Ах, зятюшка, ведь про это диво дивное даже я не слыхивала. Знает про это одна старая лягушка, живет она в болоте триста лет... Ну ничего, ложись спать, утро вечера мудренее. 
Андрей лег спать, а баба-яга взяла два голика[3]
, полетела на болото и стала звать: 
- Бабушка, лягушка-скакушка, жива ли? 
- Жива.
 
- Выдь ко мне из болота. 
Старая лягушка вышла из болота, баба-яга ее спрашивает: 
- Знаешь ли, где то — не знаю что? 
- Знаю.
 
- Укажи, сделай милость. Зятю моему дана служба: пойти туда — не знаю куда, взять то — не знаю что. 
Лягушка отвечает: 
- Я б его проводила, да больно стара, мне туда не допрыгать. Донесет твой зять меня в парном молоке до огненной реки, тогда скажу.

Да, Марья-царевна да и мы с вами, уважаемые коллеги, думали, что средство стратегическое под названием «неизвестно где и неизвестно что» - совсем новое, потому в книги не попало, и опыта пока мало у кого есть. А оказывается, известно оно было как минимум более 300 лет назад: пожилая лягушка-квакушка о нем знала.

Баба-яга взяла лягушку-скакушку, полетела домой, надоила молока в горшок, посадила туда лягушку и утром рано разбудила Андрея: 
- Ну, зять дорогой, одевайся, возьми горшок с парным молоком, в молоке — лягушка, да садись на моего коня, он тебя довезет до огненной реки. Там коня брось и вынимай из горшка лягушку, она тебе скажет. 
Андрей оделся, взял горшок, сел на коня Бабы-яги. Долго ли, коротко ли, конь домчал его до огненной реки. Через нее ни зверь не перескочит, ни птица не перелетит. 
Андрей слез с коня, лягушка ему говорит: 
- Вынь меня, добрый молодец, из горшка, надо нам через реку
переправиться. 
Андрей вынул лягушку из горшка и пустил наземь. 
- Ну, добрый молодец, теперь садись мне на спину. 
- Что ты, бабушка, эка маленькая, чай, я тебя задавлю. 
- Не бойся, не задавишь. Садись да держись крепче.

Все-то у нас спорят – стоит ли на работу брать людей пожилого возраста. А вот сказка дает положительный пример: мало того, что старая лягушка много знает, она еще много может, если захочет. Полезный совет для топ-менеджеров, пока отказывающих в приеме на работу тем, кому за пятьдесят. 
Правда есть у меня предположение, что не любящий нашу страну переписчик сказки в этом месте намекает на неудавшуюся у нас пенсионную реформу и недалекое время, когда пенсионный возраст нам всем увеличат. Но мне кажется, что он здесь немного преувеличивает, отмечая, что речь идет о возможном увеличении пенсионного возраста россиян в нашей стране до 300 лет.

Андрей сел на лягушку-скакушку. Начала она дуться. Дулась, дулась — сделалась словно копна сена. 
- Крепко ли держишься?
 
- Крепко, бабушка. 
Опять лягушка дулась, дулась — сделалась еще больше, словно стог сена. 
- Крепко ли держишься?
 
- Крепко, бабушка. 
Опять она дулась, дулась — стала выше темного леса, да как скакнет — и перепрыгнула через огненную реку, перенесла Андрея на тот берег и сделалась опять маленькой. 
- Иди, добрый молодец, по этой тропинке, увидишь терем — не терем, избу — не избу, сарай — не сарай, заходи туда и становись за печью. Там найдешь то — не знаю что.

Ну вот, наш герой почти у цели. Но и здесь переписчик не удержался от критики: плохое качество избушки, где живет «не знаю что» - это, судя по всему, описание еще сохранившегося у нас большого количества ветхого фонда, где дома действительно похожи на сараи. Критик ядовитый – видит только плохое, не замечает наших новостроек.

Андрей пошел по тропинке, видит: старая изба — не изба, тыном обнесена, без окон, без крыльца. Он туда вошел и спрятался за печью. 
Вот немного погодя застучало, загремело по лесу, и входит в избу мужичок с ноготок, борода с локоток, да как крикнет: 
- Эй, сват Наум, есть хочу! 
Только крикнул - откуда ни возьмись появляется стол накрытый, на нем бочонок пива да бык печеный, в боку нож точеный. Мужичок с ноготок, борода с локоток, сел возле быка, вынул нож точеный, начал мясо порезывать, в чеснок помакивать, покушивать да похваливать. 
Обработал быка до последней косточки, выпил целый бочонок пива. 
- Эй, сват Наум, убери объедки! 
И вдруг стол пропал, как и не бывало, — ни костей, ни бочонка...

Здесь, как видим, переписчик сильно искажает факты. Он нам явно говорит о том, что «не знаю что» хранится у мужичка небольшого росточка с большой бородой, намекая, таким образом, на Карла Маркса и его манифест коммунистической партии, еще недавно изучавшийся в нашей стране. Об этом свидетельствует и сам термин «не знаю что», в свою очередь говорящий, что речь идет о призраке. Действительно, известная фраза «Призрак ходит по Европе – призрак коммунизма…» - это начало манифеста коммунистической партии. Но, однако, переписчик допускает здесь большую ошибку: известно, что Маркса кормил не призрак, а вполне приличный господин – его соратник и друг Фридрих Энгельс.

Андрей дождался, когда уйдет мужичок с ноготок, вышел из-за печки, набрался смелости и позвал: 
- Сват Наум, покорми меня... 
Только позвал — откуда ни возьмись появился стол, на нем разные кушанья, закуски и заедки, вина и меды. 
Андрей сел за стол и говорит: 
- Сват Наум, садись, брат, со мной, станем есть-пить
вместе. 
Отвечает ему невидимый голос: 
- Спасибо тебе, добрый человек! Столько лет я здесь служу,
— горелой корки не видывал, а ты меня за стол посадил.

С этого места переписчик снова возвращается в лоно фактов. Он отмечает, что «не знаю что» - это вполне конкретная штука и положительно относится к хорошему отношению.

Смотрит Андрей и удивляется: никого не видно, а кушанья со стола словно кто метелкой сметает, вина и меды сами в рюмку наливаются — рюмка скок, скок да скок. 
Андрей просит: 
- Сват Наум, покажись мне! 
- Нет, меня никто не может видеть, я то — не знаю что.

Ну, как отсюда следует, «не знаю что» - вещь мало осязаемая, это тоже приближает нас к разгадке. Вероятно, «не знаю что» - это некое качество, которое не товар, и потому потрогать нельзя.

- Сват Наум, хочешь у меня служить? 
- Отчего не хотеть? Ты, я вижу, человек добрый.

Еще одна подсказка – «не знаю что» может быть не только у некоего мужичка с ноготок, а почти у любого. Но готово перебраться к тому, кто будет о «не знаю что» лучше заботится, это особенно ценная подсказка.

Вот они поели. Андрей и говорит: 
- Ну, прибирай все да пойдем со мной. 
Пошел Андрей из избенки, оглянулся: 
- Сват Наум, ты здесь?
 
- Здесь. Не бойся, я от тебя не отстану. 
Дошел Андрей до огненной реки, там его дожидается лягушка: 
- Добрый молодец, нашел то — не знаю что? 
- Нашел, бабушка. 
- Садись на меня.
 
Андрей опять сел на нее, лягушка начала раздуваться, раздулась, скакнула и перенесла его через огненную реку. 
Тут он лягушку-скакушку поблагодарил и пошел путем-дорогой в свое царство. Идет, идет, обернется: 
- Сват Наум, ты здесь? 
- Здесь. Не бойся, я от тебя не отстану.

Итак, как видим, «не знаю что» хотя и невидимо, но не может жить само по себе, иначе давно бы в лес убежало, живет только при ком-то, это тоже полезная нам подсказка.

Шел, шел Андрей, дорога далека — прибились его резвые ноги, опустились его белые руки. 
- Эх, — говорит, — до чего же я уморился! 
А сват Наум ему: 
- Что же ты мне давно не сказал? Я бы тебя живо на место
доставил.

Ну вот, оказывается, «не знаю что» не только может кормить, но и решать другие разнообразные задачи.

Подхватил Андрея буйный вихрь и понес — горы и леса, города и деревни так внизу и мелькают. Летит Андрей над глубоким морем, и стало ему страшно. 
- Сват Наум, передохнуть бы!
 
Сразу ветер ослаб, и Андрей стал спускаться на море. Глядит — где шумели одни синие волны, появился островок, на островке стоит дворец с золотой крышей, кругом сад прекрасный... Сват Наум говорит Андрею: 
- Отдыхай, ешь, пей да на море поглядывай.

Здесь переписчик снова описывает реальные факты – что хотя мы и отстали в современных технологиях, но ускоренно перенимаем западные методы строительства: вот дворец, судя по всему, был построен по-современному быстро — сначала бетонный каркас, затем легкие стены из современных материалов (главное, быстро). Правда, переписчик опять не удержался – написал про то, что дворец построил не сам Андрей, а «не знаю что» - на гастарбайтеров без прописки намекает. Имеет право – есть такая нерешаемая пока у нас проблема.

- Будут плыть мимо три купеческих корабля. Ты купцов зазови да угости, употчевай хорошенько — у них есть три диковинки. 
Ты меня променяй на эти диковинки; не бойся, я к тебе назад вернусь.

Ну вот еще полезная подсказка – «не знаю что» может быть у любого, но не у каждого – чем-то таким нужно обладать, чтобы «не знаю что» от тебя не отстало и разнообразные сложные проблемы решало. А если этим нечто не обладаешь – «не знаю что» назад к старому владельцу вернется.

Долго ли, коротко ли, с западной стороны плывут три корабля. Корабельщики увидали остров, на нем дворец с золотой крышей и кругом сад прекрасный. 
- Что за чудо? — говорят. — Сколько раз мы тут плавали, ничего, кроме синего моря, не видели. Давай пристанем! 
Три корабля бросили якоря, три купца-корабельщика сели на легкую лодочку, поплыли к острову. А уж Андрей-стрелок их встречает: 
- Пожалуйте, дорогие гости. 
Купцы-корабельщики идут дивуются: на тереме крыша как жар горит, на деревах птицы поют, по дорожкам чудные звери прыгают. 
- Скажи, добрый человек, кто здесь выстроил это чудо чудное? 
- Мой слуга, сват Наум, в одну ночь построил.

Итак, еще раз отметим - «не знаю что» может помочь любому бизнесу – смотрите, какой дворец отгрохал на зависть купцам.

 

Андрей повел гостей в терем: 
- Эй, сват Наум, собери-ка нам попить, поесть! 
Откуда ни возьмись, явился накрытый стол, на нем — вина и кушанья, чего душа захочет. Купцы-корабельщики только ахают. 
- Давай, — говорят, — добрый человек, меняться: уступи нам своего слугу, свата Наума, возьми у нас за него любую диковинку.
- Отчего ж не поменяться? А каковы будут ваши диковинки?
 
Один купец вынимает из-за пазухи дубинку. Ей только скажи: «Ну-ка, дубинка, обломай бока этому человеку!» — дубинка сама начнет колотить, какому хочешь силачу обломает бока.

Здесь даже не намек, а общеизвестной факт. Действительно, русская дубина – это наше исконное оружие, даже для борьбы с Наполеоном помогло. Не француз ли переписчик сказки, случаем?

Другой купец вынимает из-под полы топор, повернул его обухом кверху — топор сам начал тяпать: тяп да ляп — вышел корабль; тяп да ляп — еще корабль. С парусами, с пушками, с храбрыми моряками. Корабли плывут, пушки палят, храбры моряки приказа спрашивают. 
Повернул топор обухом вниз — сразу корабли пропали, словно их и не было.

Здесь переписчик намекает на наш огромный военно-промышленный комплекс. А также раскрывает нашу государственную тайну, что даже для ВПК (или как сейчас называют ОПК) продукцию у нас часто делают тяп-ляп.

Третий купец вынул из кармана дудку, задудел — войско появилось: и конница, и пехота, с ружьями, с пушками. Войска идут, музыка гремит, знамена развеваются, всадники скачут, приказа спрашивают. 
Купец задудел с другого конца в дудку — нет ничего, все пропало.

Ничего переписчик не пропускает – критикует наши демонстрации. А нам они нравятся!

Андрей-стрелок говорит: 
- Хороши ваши диковинки, да моя стоит дороже. Хотите меняться — отдавайте мне за моего слугу, свата Наума, все три диковинки. 
- Не много ли будет? 
- Как знаете, иначе меняться не стану. 
Купцы думали, думали: «На что нам дубинка, топор да дудка? Лучше поменяться, со сватом Наумом будем безо всякой заботы день и ночь и сыты и пьяны».

Итак, Андрей-стрелок неосязаемую вещь (свата Наума) обменял на вполне конкретные вещи. При этом продолжал приобретать бесценный опыт результативных переговоров.

Отдали купцы-корабельщики Андрею дубинку, топор и дудку и кричат: 
- Эй, сват Наум, мы тебя берем с собой! Будешь нам служить
верой-правдой? 
Отвечает им невидимый голос: 
- Отчего не служить? Мне все равно, у кого ни жить.

Итак, подтверждается описание ранее: «не знаю что», в принципе, может быть у любого.

Купцы-корабельщики вернулись на свои корабли и давай пировать — пьют, едят, знай покрикивают: 
- Сват Наум, поворачивайся, давай того, давай этого! 
Перепились все допьяна, где сидели, там и спать повалились.

Опять переписчик не удержался от критики – про пьянство наше пишет. Да, пьем, но не на чужие ведь, на свои!

А стрелок сидит один в тереме, пригорюнился. 
«Эх, — думает, — где-то теперь мой верный слуга, сват Наум?» 
- Я здесь. Чего надобно? 
Андрей обрадовался: 
- Сват Наум, не пора ли нам на родную сторонушку, к молодой жене? Отнеси меня домой. 
Опять подхватил Андрея вихрь и понес в его царство, на родную сторону.

Итак, как видим, «не знаю что» имеет свойство, с одной стороны, сохраняться, а с другой, «не прилипать» случайно к другим. Нужны для такого «прилипания» какие-то особые обстоятельства.

А купцы проснулись, и захотелось им опохмелиться:

Судя по всему, переписчик сказки долго жил в нашей стране, все наши государственные тайны узнал: даже главную тайну узнал про то, как «нашенские» люди излечиваются утром после бурного воскресенья.

- Эй, сват Наум, собери-ка нам попить-поесть, живо поворачивайся! 
Сколько ни звали, ни кричали, все нет толку. Глядят, и острова нет: на месте его шумят одни синие волны. 
Погоревали купцы-корабельщики: «Эх, надул нас недобрый человек!» — да делать нечего, подняли паруса и поплыли, куда им было надобно.

 

 

Пришла пора нам разгадать, что такое «не знаю что»

Вспомним, что придумал послать Андрея на поиски «не знаю что» не царский советник, а консультант по стратегическому управлению (в первой части сказки мы видели, что кабацкая теребень придумывал стратегические задания – то миссию царства сформулировать, то научиться преодолевать сопротивление изменениям).

А что самое главное в стратегическом управлении? Конечно же, это долговременные конкурентные преимущества (ДКП).

И что они из себя представляют – не совсем понятно, их же не видно:

  • Теперь становится понятным, почему «не знаю что» находится «не знаю где» (идти за ними приходится «не знаю куда»: в процессе движения даже к не очень четкой цели, фирма «по дороге» к этой цели приобретает ДКП.
  • Например, Андрей-стрелок по дороге к далекой цели приобрел опыт сложных переговорных процессов – с бабой Ягой, а затем с купцами, Такой опыт - тоже ДКП, на них можно смело опираться в будущем.
  • К ДКП «нужно хорошо относиться» - лелеять, иначе эти ДКП приобретут конкуренты и можно будет им проиграть.
  • ДКП не «живут сами по себе» - а только при фирме (в сказке – при фирме Андрея и Марьи), потому они в лес и не убежали.
  • Опираясь на ДКП, компания может и доходы дополнительные получить (их хватит, чтобы дворец построить), и трудности преодолеть.
  • И становится понятным: Андрей-стрелок не сильно обманул купцов, так как ДКП для каждого свои – Андрею они подошли, а вот купцам, у которых другой, чисто торговый, бизнес, нужны другие преимущества, другое «не знаю что» (например, надежная система распределения товаров и другое).   

 

 

А Андрей-стрелок прилетел на родимую сторону, опустился возле своего домишки, смотрит: вместо домишки обгорелая труба торчит. 
Повесил он голову ниже плеч и пошел из города на синее море, на пустое место. Сел и сидит. Вдруг, откуда ни возьмись, прилетает сизая горлица, ударилась об землю и оборотилась его молодой женой, Марьей-царевной. 
Обнялись они, поздоровались, стали друг друга расспрашивать, друг другу рассказывать.

Последний раз отмечаем, что общение между «влюбленными» было чисто деловое – «обнялись, поздоровались» чисто по мужски - никаких тебе телячьих нежностей между влюбленными.

Марья-царевна рассказала: 
- С той поры как ты из дому ушел, я сизой горлицей летаю по лесам
да по рощам. Царь три раза за мной посылал, да меня не нашли и домишко сожгли.

Далее все становится понятным: царь первым нарушил договорные отношения: в соответствии с законами РФ Андрей больше не обязан был ему оказывать услуги, а сам продукт «не знаю что» он по праву оставил себе.

Андрей говорит: 
- Сват Наум, нельзя ли нам на пустом месте у синего моря дворец поставить? 
- Отчего нельзя? Сейчас будет исполнено. 
Не успели оглянуться — и дворец поспел, да такой славный, лучше царского, кругом зеленый сад, на деревьях птицы поют, по дорожкам чудные звери скачут.

Итак, приобретя долговременные конкурентные преимущества, бизнес Андрея стрелка и Марьи-царевны стал успешно развиваться. Как видим, дело пошло на лад, и офис новый построили лучше прежнего.

Взошли Андрей-стрелок с Марьей-царевной во дворец, сели у окошка и разговаривают, друг на друга любуются. Живут, горя не знают, и день, и другой, и третий. 
А царь в то время поехал на охоту, на синее море, и видит — на том месте, где ничего не было, стоит дворец. 
- Какой это невежа без спросу вздумал на моей земле строиться?

Здесь переписчик описывает наше несовершенное земельное право, не будем спорить – есть над чем нам еще работать.

Побежали гонцы, все разведали и докладывают царю, что тот дворец поставлен Андреем-стрелком и живет он в нем с молодой женой, Марьей-царевной. 
Еще пуще разгневался царь, посылает узнать, ходил ли Андрей туда — не знаю куда, принес ли то — не знаю что. 
Побежали гонцы, разведали и докладывают: 
- Андрей-стрелок ходил туда — не знаю куда и добыл то — не знаю что. 
Тут царь и совсем осерчал, приказал собрать войско, идти на взморье, тот дверец разорить дотла, а самого Андрея-стрелка и Марью-царевну предать лютой смерти.

Ну, здесь пример попытки обычного рейдерского захвата чужого бизнеса. Но неугомонный переписчик намекает, что такой захват в нашей стране стал проводиться от имени государства.

Увидал Андрей, что идет на него сильное войско, скорее схватил топор, повернул его обухом кверху. Топор тяп да ляп — стоит на море корабль, опять тяп да ляп — стоит другой корабль. Сто раз тяпнул, сто кораблей поплыло по синему морю. 
Андрей вынул дудку, задудел — появилось войско: и конница, и пехота, с пушками, со знаменами. 
Начальники скачут, приказа ждут. Андрей приказал начинать сражение. Музыка заиграла, барабаны ударили, полки двинулись. Пехота ломит царских солдат, конница скачет, в плен забирает. А со ста кораблей пушки так и бьют по столичному городу. 
Царь видит, войско его бежит, кинулся сам к войску — останавливать. Тут Андрей вынул дубинку: 
— Ну-ка, дубинка, обломай бока этому царю! 
Дубинка сама пошла колесом, с конца на конец перекидывается по чистому полю; нагнала царя и ударила его в лоб, убила до смерти. 
Тут и сражению конец пришел.

Как видим, не имея долговременных конкурентных преимуществ, царь проиграл бизнес-сражение партнерству Андрея и Марьи.

Повалил из города народ и стал просить Андрея-стрелка, чтобы взял он в свои руки все государство. 
Андрей спорить не стал. Устроил пир на весь мир и вместе с Марьей-царевной правил он этим царством до глубокой старости.

Ай-я-яй, господин переписчик сказки! Если вы намекаете на то, что у нас даже при капитализме президенты правят до глубокой старости, то это вы зря. Все же у нас с юридической точки зрения происходит в рамках нашей конституции. Не любите вы нас! Правда, основные факты изложены без искажений, к ним мы и обратимся к заключительной части нашей интерпретации.

Итоги

Подведем итоги нашему анализу второй части сказки и повторим особенно важные для топ-менеджеров моменты.

1. Итак, «не знаю что» - это долговременные конкурентные преимущества» (ДКП). Они приобретаются в ходе движения к цели. Причем сама конечная цель становится уже не такой и важной. Она превращается в средство – средство достижения долговременных конкурентных преимуществ, которые неосязаемы, но выручат в трудную минуту. Опираясь на ДКП, можно развить свой бизнес при благоприятных условиях и выдержать опасности в неблагоприятных условиях конъюнктуры рынка. 
2. Мужичок с ноготок с большой бородой, когда к нему Андрей добрался с лягушкой, использовал «не знаю что», которому дал для удобства прозвище сват Наум. Однако сват Наум не был им высоко оценен, что часто встречается в нашем бизнесе: ДКП, что есть у фирмы, не ценятся, а потому легко теряются. Кстати, теперь можно расшифровать загадку автора сказки: «не знаю что» он назвал именем Наум, намекая, что ДКП - это, в первую очередь, приобретенные знания, что «на ум пришли». 
3. В истории с тремя подарками автор сказки уже нам прямо говорит, что «не знаю что» стоит намного дороже любого другого товара: «Хороши ваши диковинки, да моя стоит дороже», - сказал купцам Андрей. Повторим, что сказка нам напоминает, что ДКП не может быть просто так передано от одного юридического лица другому. Для каждой компании уникальным являются ее потенциал в соответствующем бизнес-окружении и приобретенные ДКП. 
4. Царь же, узнав обо всем, решил совершить рейдерский захват выросшего бизнеса Андрея и Марьи, и вот здесь Андрею помогли те продукты, что были закуплены у купцов в обмен на «не знаю что». Судя по описанию, это был хорошо вооруженный ЧОП (частное охранное предприятие), в результате рейдерская атака была успешно отбита.

Что касается переписчика сказки, то простим ему некоторое враждебное отношение к нашей стране – пропустим мимо ушей его колкости. Главное он нам описал правильно, он вынужден был признать, что до появления теории долговременных конкурентных преимуществ в США в конце прошлого века практика использования ДКП уже применялась в древней Руси.

Уважаемые топы! Смело черпайте знания в книгах зарубежных авторов. Но если вы хотите победить западных конкурентов – почаще заглядывайте в русские волшебные сказки.