Как известно, сколько не произноси слово «халва», а слаще во рту не станет. Так и в коллективе: если руководитель регулярно употребляет по отношению к подчиненным обращение «моя команда», это вовсе не означает, что они ею являются. О распределении и важности ролей в настоящей команде поведал Владимир Токарев.

 

По мотивам русской народной сказки в обработке А. Толстого.

 

Живало-бывало – жил дед да с другой женой. У деда была дочка, и у бабы была дочка.

Как видим, нам представляет автор сказки полноценную семью, по сути, целую команду участников. Пожалуй, рискну применить ролевую модель Белбина к анализу эффективности деятельности этой полноценной «семьи – команды», имеющей понятную общую цель, разделяемую всеми членами команды, – выживание в трудных условиях русской зимы.

Все знают, как за мачехой жить: перевернешься – бита и недовернешься – бита. А родная дочь что ни сделает – за все гладят по головке: умница.

Судя по всему, руководящую роль в полноценной семье взяла на себя мачеха. Предполагаю, что в коммуникациях между членами этой семьи часто происходили недоразумения. Так, наверняка, падчерица в общении с родной дочерью мачехи называла последнюю «мать твоя». Например, она могла крикнуть родной дочери мачехи: «Отец зовет… мать твою!». При этом родная дочь, не знакомая с основами риторики (в частности с психологическими паузами) могла неправильно понять смысл этой фразы и вместо того, чтобы позвать свою мать, бежала к отчиму сама. Ну и, понятное дело, мачеха в такого рода недоразумениях винила ни в чем неповинную падчерицу.

Падчерица и скотину поила-кормила, дрова и воду в избу носила, печь топила, избу мела – еще до свету…

Продолжая использовать ролевую модель, видим, что падчерица успешно выполняла своюкомандную роль – работника команды. И судя по всему, способности у нее к этому были замечательные.

Ничем старухе не угодить – все не так, все худо. Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба расходится – не скоро уймется.

Напомним, что в ролевой модели команды имеется два варианта руководителя: Председатель, который обычно выдержанный человек, и Шейпер (формирователь) – руководитель невротического склада, выручающий команду в трудные времена. Жить в условиях русской зимы не так-то просто, потому мачеха в роли Шейпера была, кажется, вполне кстати.

Вот мачеха и придумала падчерицу со свету сжить. 
– Вези, вези ее, старик, – говорит мужу, – куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали! Вези ее в лес, на трескучий мороз.

Здесь сделаем важное отступление. Напомним, что русский исследователь Владимир Пропп обнаружил, что все народные сказки построены по одному принципу. В частности главного героя (или героиню) сказки всегда отправляют на испытание. Более того, В.Пропп предположил, что таким образом в народных сказках (а я интерпретирую сказку народную, а не авторскую) описан древний ритуал инициации – превращение девочки в девушку (или юноши – в мужчину). Поэтому отправление мачехой своей падчерицы в лес в трескучий мороз не является в свете научного подхода к древним обрядам истязанием – это вполне рядовая процедура в стародавние времена, которую обязательно проходил каждый член племени.

Старик затужил, заплакал, однако делать нечего, бабы не переспоришь.

Как видим, старик, судя по всему, выполняет в рассматриваемой команде роль Исследователя Ресурсов (ИР – это тот, кто ищет решение проблем команды за пределами команды). При этом он добросовестно принимает в лице мачехи роль руководителя, пусть и Шейперовского типа.

Запряг лошадь: 
– Садись, милая дочь, в сани. 
Повез бездомную в лес, свалил в сугроб под большую ель и уехал.

Очень важным для эффективности команды является доверие между участниками: «Нет доверия – нет команды!» В данном случае мы видим, как родная дочь полностью доверяет своему отцу: она безропотно едет в лес и погружается в сугроб (в трескучий мороз сугроб, несомненно, еще служил отличной защитой девушки от холода).

Девушка сидит под елью, дрожит, озноб ее пробирает.

Ничего не поделаешь, древние обычаи инициации нельзя было откладывать на потом, пытаясь избежать капризов погоды.

Вдруг слышит – невдалеке Морозко по елкам потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает.

Судя по всему, отец, играющий командную роль Исследователя Ресурсов, справился с нею отлично: не просто бросил родную дочь в первый попавшийся сугроб, а отвез ее туда, где обязательно могут быть обнаружены дополнительные ресурсы, полезные для команды, в данном случае ресурсы в лице Морозко.

Очутился на той ели, под которой девица сидит, и сверху ее спрашивает: 
– Тепло ли тебе, девица? 
– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Здесь мы имеем дело с пополнением команды новым участником. А теплое обращение к девушке, проходящей стадию инициации, показывает, что Морозко взял на себя роль Души Команды.

Морозко стал ниже спускаться, сильнее потрескивает, пощелкивает: 
– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? 
Она чуть дух переводит: 
– Тепло, Морозушко, тепло, батюшка. 
Морозко еще ниже спустился, пуще затрещал, сильнее защелкал: 
– Ой, тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, лапушка?

Мы видим, что в душу к девушке Морозко залез глубоко, успешно выполняя свою миссию Души Команды.

Девица окостеневать стала, чуть-чуть языком шевелит: 
– Ой, тепло, голубчик Морозушко! 
Тут Морозко сжалился над девицей, окутал ее теплыми шубами, отогрел пуховыми одеялами.

Как видим, девушка успешно прошла стадию инициации, то есть произошел личностный рост важного участника команды.

А мачеха по ней уж поминки справляет, печет блины и кричит мужу: 
– Ступай, старый хрыч, вези свою дочь хоронить!

Таков древний ритуал инициации, не нам его с вами менять.

Поехал старик в лес, доезжает до того места – под большою елью сидит его дочь, веселая, румяная, в собольей шубе, вся в золоте, в серебре, и около – короб с богатыми подарками.

Как видим, у команды произошло также успешное развитие. Более того, полученные от Морозко награды в виде золота и серебра играют двойную роль. С одной стороны, это показатель благосостояния, а значит, роста результативности командной работы. С другой стороны, мачеха должна оценить пользу от падчерицы в виде золота и серебра для «семьи-команды», таким образом, Морозко выполнил еще один практический шаг по улучшению взаимоотношений в команде – главную задачу Души Команды.

Старик обрадовался, положил все добро в сани, посадил дочь, повез домой. А дома старуха печет блины, а собачка под столом: 
– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут.

Как видим, автор сказки представляет нам еще одного члена команды в обличье дворовой собаки. Очевидно, что собачка играет роль Аналитика-Стратега, выполняя анализ происходящих в команде изменений.

Старуха бросит ей блин: 
– Не так тявкаешь! Говори: «Старухину дочь замуж берут, а стариковой дочери косточки везут…» 
Собака съест блин и опять: 
– Тяф, тяф! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину замуж не берут. 
Старуха блины ей кидала и била ее, собачка – все свое…

Испытание, которое устроила собачке старуха, показало, что Аналитик-Стратег команды (собачка) – честный участник, в коррупции не замечен, а для команды главное – четкий анализ, а не дутые показатели командной работы.

Вдруг заскрипели ворота, отворилась дверь, в избу идет падчерица – в злате-серебре, так и сияет. А за ней несут короб высокий, тяжелый. Старуха глянула и руки врозь…

Итак, первый результат достигнут, несмотря на сильные морозы, команда показала отличные финансовые результаты.

– Запрягай, старый хрыч, другую лошадь! Вези, вези мою дочь в лес да посади на то же место…

Да, я был прав в оценке событий: пришло время для инициации младшей девушки – дочери старухи (отметим, что обидным словом «старуха» в старое время могли назвать сорокалетнюю красавицу, такое было время).

Старик посадил старухину дочь в сани, повез ее в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Как видим, старик продолжает успешно играть роль Исследователя Ресурсов. Отметим, что одновременно старик играет в команде еще одну важную роль – Педанта – он четко доводит любое порученное ему дело до конца, без Педанта никакая команда не сможет успешно выполнить поставленные перед ней задачи.

Старухина дочь сидит, зубами стучит. А Морозко по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на старухину дочь поглядывает: 
– Тепло ли тебе, девица? 
А она ему 
– Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко… 
Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать: 
– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? 
– Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко… 
Еще ниже спустился Морозко, сильнее приударил, затрещал, защелкал: 
– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? 
– Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко! 
Рассердился Морозко да так хватил, что старухина дочь окостенела.

Будем объективными. Родная дочь старухи, с одной стороны, не смогла пройти тяжелое испытание инициации, а с другой, как видим, не нашла подходящую для себя роль в команде. В менеджменте таких членов команды называют «Безбилетниками», которые ничего не делают и только пытаются проехаться за счет других. Автор сказки рекомендует от таких участников команды немедленно избавляться.

Чуть свет ‒ старуха посылает мужа: 
– Запрягай скорее, старый хрыч, поезжай за дочерью, привези ее в злате-серебре… 
Старик уехал.

Как видим, в планах старухи ‒ руководителя команды удвоение доходов.

А собачка под столом: 
– Тяф! Тяф! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут. 
Старуха кинула ей пирог: 
– Не так тявкаешь! Скажи: «Старухину дочь в злате-серебре везут…» 
А собачка – все свое: 
– Тяф, тяф! Старухиной дочери в мешке косточки везут…

Собачка продолжает успешно играть роль бескомпромиссного аналитика.

Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочь. Рогожу отвернула, а дочь лежит в санях мертвая. Заголосила старуха, да поздно.

Как видим, недостаток руководителя шейперовского типа – невротичность, невыдержанность. Вместо того чтобы более серьезно подготовить родную дочь к испытаниям инициации, старуха проявила нетерпение, результат налицо – в санях. Хотя, как мы видим, в представленной автором сказке в команде явно не хватало роли Генератора идей. Потому-то после относительно случайной удачи старуха, не имея Генератора новых решений для увеличения дохода, вынуждена идти по проторенному пути повторно, но безрезультатно. Лучше бы ей развить творческие способности своей дочери (у которой времени для саморазвития было предостаточно), чтобы она смогла успешно играть роль Генератора новых идей. Как видим, отсутствие уравновешенного Председателя также отрицательно сказалось на работе рассмотренной команды.

Уважаемые топ-менеджеры!

Если вы где надо и не надо называете «моей командой» просто группу своих подчиненных с вами во главе, это не приблизит такую группу к настоящей команде (как известно, от многократного повторения слова «халва» во рту слаще не становится). Команда – это сплоченная группа, в которой имеется распределение ролей между участниками, где каждая роль очень важна.

Автор сказки сообщает нам, что подбор кадров имеет для эффективности командной работы большое значение. Поэтому моя скромная рекомендация: когда вы будете брать на вакантное место специалиста или руководителя, выполните неспешный анализ – кого вам не хватает в команде. И кроме специальных знаний, обязательно выясните, подходит ли соискатель для заполнения вакантной роли в команде. Отметим, что, хотя сказка заканчивается грустно, это полезный урок о важности каждой роли.

Въедливый читатель в должности генерального директора, возможно, отметит: «Какая же это «семья-команда», если все конфликтуют?» Отвечаю: «Конфликты в команде ‒ рядовое дело. Важно лишь, чтобы лидер команды умел управлять конфликтами, удерживая их в рамках конструктивности».

Всем топ-менеджерам желаю, чтобы ваши команды формировались с учетом всех необходимых ролей командной работы!